Знакомство есенина и шагане тертерян

Шаганэ ты моя, Шаганэ!

знакомство есенина и шагане тертерян

Внимательное знакомство с поэзией Есенина, его .. поэта Сергея Есенина с армянской учительницей Шаганэ Тертерян (Тальян). Шаганэ ты моя, Шаганэ. Сергей Есенин посвятил молодой учительнице из В году вышла замуж за экономиста Тертеряна Степана Рубеновича, жила в Шаганэ Нерсесовна Тальян. Уже через два года после их знакомства. В году вышла за¬муж за экономиста Тертеряна Степана Шаганэ, с которой Есенин встретился в этот период, была сначала два дня после их знакомства Есенин написал стихотворение ”Шаганэ ты моя.

Анна стала гражданской женой Есенина. Она была года рождения, то есть на 4 года старше. Гражданские браки в ту пору были довольно распространены и не вызывали осуждения, нравы были вольные.

И проповедовалась полная сексуальная свобода. Что же касается христианской морали, то Анна была женщиной очень самоотверженной, честной, искренней во взаимоотношениях с людьми, любила и понимала Есенина. Ее выдержанность, домовитость благотворно влияли на Есенина.

Он стал спокойнее, ровнее в общении с людьми. В конце декабря года у супругов родился сын Юрий Георгий. Он полюбил своего первенца, качал, убаюкивал, по словам Анны, пел над ним песни.

Но Есенин рвался в Петербург, бывший тогда литературным центром. Сюда он приехал ранней весной года. Перед отъездом звал с собой и Анну.

Во время первой мировой войны, в январе года, он приехал к Анне вместе с поэтом Клюевым. На обоих были боярские костюмы: Оба поэта читали свои стихи в лазарете имени Елизаветы Федоровны, Марфо-Марьинской обители и в других местах. Не тогда ли возникла легенда о любви между Есениным и царевной Анастасией Романовой? Есенину приходилось жить и творить в сложную историческую эпоху.

Души поэтов в такие времена подвергаются многократным перегрузкам, тем более, что Есенин находился под неусыпным оком ГПУ после октября. В особенности над ним сгустились тучи в середине х годов. В один из дней сентября года, рано утром, он пришел к Анне, чтобы сжечь некоторые свои рукописи: Перед своей роковой гибелью он пришел к Анне проститься и просил ее не баловать, беречь сына.

С особенной теплотой об А.

знакомство есенина и шагане тертерян

После гибели матери и отчима В. Мейерхольда Анна Романовна приняла большое участие в его судьбе. В довоенных годах она помогала ему по хозяйству, подкармливала его в трудные студенческие времена. А позднее, когда он был на фронте, неоднократно присылала ему посылки с папиросами, табаком, теплыми вещами. Анна Романовна пережила большое горе: Следователи из НКВД Журбенко и Павловский применили к нему все методы физического и психического воздействия, обвинив его в заговоре против руководителей партии и правительства.

В году он был расстрелян, о чем мать так и не узнала до конца своих дней. После ухода от нее Есенина она так и не вышла замуж. Будучи скромной труженицей, Анна Изряднова до самой пенсии проработала корректором, не претендуя на посты повыше и повыгоднее в материальном плане Умерла она в году. К ней как нельзя более подходят есенинские строки: Да будет благословен негромкий подвиг души этой женщины удивительной сердечности и доброты!.

Пребывая в Петербурге, Есенин летом года в одной из редакций разговорился с красивой секретарь-машинисткой Зинаидой Райх. С ней и другом, поэтом Ганиным, он отправился пароходом на Север. По пути, сойдя с парохода, Есенин и Райх обвенчались в одной из церквушек около Вологды.

Так он вступил в брак, от которого у него родились дети: Уже вскоре после женитьбы Есенин стал жалеть о своем смелом шаге: Ему нужна была личная свобода для творчества Что известно о родословной Зинаиды Райх?

Ее отец Август Райх когда он женился, ему было 29 лет работал пароходным машинистом, был лютеранского вероисповедания. Чтобы пойти под венец с будущей матерью Зинаиды, Анной Ивановной, девушкой дворянского происхождения, бесприданницей, по отцу Викторовой, по матери — Евреиновой, — он принял православную веру и стал Николаем Андреевичем. Зинаида Николаевна, ее младшие брат и сестра родились в Одессе. Юность ее была связана с Бендерами, училась в гимназии.

В старших классах она состояла в кружке, в котором читали Дарвина. Но по доносу кружок был объявлен политически опальным. Это помешало ей, когда она приехала в Питер, стать слушательницей знаменитых бестужевских курсов.

Но жизнь с Есениным у 3. Вскоре наступил разрыв между супругами. Причиной была сплетня, сочиненная А. Мариенгофом, в которую поверил доверчивый Есенин. Спустя некоторое время супруги опять сблизились, но вскоре вновь растались. Осенью года Зинаида Николаевна стала студенткой Высших театральных мастерских. Училась на режиссерском отделении вместе с С. Руководителем мастерских был В. Мейерхольд, бывший режиссер петербургских императорских театров, побывавший в Новороссийске в белогвардейских застенках, приговоренный к расстрелу и проведший месяц в камере смертников.

Заметим, что позднее, во второй половине х годов, он по иронии судьбы стал смертником в камере советской тюрьмы и был приговорен к высшей мере наказания. В году Зинаида Райх и Мейерхольд стали мужем и женой, взяли детей Есенина к себе, поселились в доме по адресу: Новинский бульвар, тридцать два, дом бывший Плевако знаменитого адвоката.

Музыкант Юрий Елагин работал в е годы в театре. Животных он действительно любил. Увидит бездомную собаку, купит для нее булку, колбасу, накормит и приласкает. Глаза его в это время становились особенно ласковыми и добрыми. У Повицкого была собака, которую Есенин часто ласкал. Сергей Александрович любил приходить по вечерам, пить чай с мандариновым вареньем, очень понравившимся.

Когда я отсылала его писать стихи, он говорил, что уже достаточно поработал, а теперь отдыхает. Если он не встречался со мною на улице, то непременно приходил к нам домой. Как-то я заболела, а сестра уходила на службу. Все три дня, пока я болела, Сергей Александрович с утра являлся ко мне, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из "Антологии армянской поэзии".

Содержание этих разговоров мне не запомнилось, но можно отметить, что они были простыми, спокойными. Есенин взял себе на память мою фотографию, причем он сам ее выбрал из числа. Это снимок года. Я снята в гимназической форме. На обороте карточки я своей рукой сделала надпись. В другой раз он сказал мне, что напечатает "Персидские мотивы" и поместит мою фотографию. Я попросила этого не делать, указав, что его стихи и так прекрасны и моя карточка к ним ничего не прибавит.

Незадолго до отъезда он все чаще и чаще предавался кутежам и стал бывать у нас реже. Вечером, накануне отъезда, Сергей Александрович пришел к нам и объявил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно простился со мною, но не пожелал, чтобы я и сестра его провожали.

Писем от него я также не получала. Есенин есть и до конца дней будет светлым воспоминанием моей жизни. Еще немного воспоминаний Образ живой Шаганэ, детали обстановки, в которой состоялась встреча Есенина с ней, постепенно восстанавливались. Мне требовалось, чтобы современники записали лишь то, что наблюдали сами, чтобы отсутствовала взаимная консультация. Если это достигалось и воспоминания сопоставлялись, можно было считаться с их достоверностью. Таким объективным и, следовательно, нужным стало небольшое фактологическое воспоминание Е.

Лебедевой Иоффенайти которую мне удалось с помощью Повицкого. Она знала о моих батумских поисках не больше того, что требовалось для первой встречи, и, слушая ее короткие рассказы о Есенине и Шаганэ, я имел возможность уточнять и ее воспоминания и те сообщения, которые уже мне были известны. Вот что она пояснила: О приезде Есенина я узнала от Повицкого. Он сказал мне как-то, что приехал большой порт и, если я не возражаю, то зайдет с ним как-нибудь.

Потом они действительно приехали вдвоем. На Есенине был серый костюм. Великолепные пепельно-золотистые волосы и почти серые глаза поэта производили сильное впечатление. Я познакомила поэта с Катрой и Шаганэ. Он стал часто у нас бывать. Шаганэ была привлекательна, жизнерадостна и очень нравилась Есенину больше, чем Катра и я, вместе взятые. К тому же она была сердечна и мила, сильно любила поэта Часто, указывая на Есенина, она восклицала: Есенин бывал навеселе, приносил с собой грузинское и шоколад.

Мне это не нравилось, я говорила ему колкости. Меня все любят, а вы только ругаете. Другие воспоминания, с которыми частично тоже познакомится читатель, прислала Е.

Дом, в котором я жила в Батуми,- написала Екатерина Нерсесовна,- находился против собора, окруженного великолепным парком, с красивыми аллеями и роскошными цветочными клумбами. Расположен он был также в живописном уголке, а дворик его являлся сквером в миниатюре, благоухавшим цветами. Ко мне часто приезжали из Тифлиса сестры. Память о посещении одной из этих сестер, Ашхен,- групповая фотография. Двое малышей на этой карточке ныне кандидаты медицинских наук, третий - художник все они - мои племянники.

Знакомство с Сергеем Александровичем состоялось для нас с сестрой в один и тот же день, у Иоффе. Часто Есенин с Повицким приглашали нас к себе, и каждый раз порт читал что-нибудь новое из своих произведений. Он говорил нам, что не любит повторять одни и те же стихи несколько раз, так как это отвлекает его от новых образов.

Его произведения казались мне такими музыкальными, что я сказала ему: Ваши стихи чаруют, как пушкинские. Он посмотрел на меня, ничего не ответил, но улыбнулся красиво и мягко. Однажды Есенин показывал нам свои фотографии, сделанные в Батуме. Я попросила подарить одну из. Он выбрал ту, на которой Повицкий был снят с ним, мечущим камни в море, и тут же написал стихи. Помню, в них говорилось сначала о дождливом дне в этот день был дождьпотом приблизительно следующее: А тебе желаю мужа, Только не поэта, С чувством, но без дара, Просто комиссара.

Стихотворение, кажется, начиналось со слова "Скучно". После отъезда Есенина в Батум приезжал Чаренц, был на литературном вечере в нашей армянской школе. За ужином Шаганэ рассказала ему о стихах, подаренных Есениным. От стихотворения "Шаганэ ты моя, Шаганэ Письмо автору от мая года. Кизирян не забыла прислать и план расположения комнат батумского домика. Он полностью совпал с тем вариантом, что был составлен тремя жительницами Батуми.

С ее помощью был уточнен также и состав жильцов дома. Нонпарель Нариньяни Я рассказал, как была найдена героиня стихов Есенина. Один за другим выступали перед читателем живые свидетели того времени, когда русский поэт Сергей Есенин и армянская учительница Шаганэ Тертерян встречались под зимним батумским небом. Журналист Повицкий, друг Есенина, живший в то время в одной с ним квартире, врач армянской школы Туманян и директор той же школы Месчан товарищи Шаганэ по работеучительница Арнольди, ее воспитанница Коломейцева, их бывшая домработница Шаняева, массажистка Е.

Иоффе соседи Шаги по квартире и, наконец, Кизирян, сестра Тальян, жившая с ней вместе в одной комнате в тот год, рассказали об этой встрече, взаимно дополняя друг друга. Сообщения их подтверждают и расширяют воспоминания Шаганэ. Так была установлена встреча Есенина с Шаганэ, которую знал и отличал своим вниманием поэт в дни, когда создавал "Персидские мотивы".

Необходима ли была такая длительная и тщательная проверка? Для статьи о Шаганэ, возможно, не нужна, а для "Литературной хроники" необходима. Автор должен был позаботиться о полной объективности свидетельств и их взаимной увязке. Как показало будущее, это оказалось не лишним. Нариньяни рассказал о кичливых претензиях мещан обоего пола на причастность к прототипу образа персианки Шаганэ. Справедливо высмеивая тщеславие обывателя, желающего втиснуться в собрание сочинений хотя бы одной строчкой, пусть даже нонпарелью, Нариньяни возводил вместе с тем в ранг аксиомы весьма спорные доводы.

Что же касается самих стихов, то весь этот цикл, как известно, Есенин посвятил своему близкому товарищу, редактору "Бакинского рабочего" П. Одно из стихотворений цикла так и начиналось: Публикуя стихи, поэт, по просьбе скромного редактора, изменил букву "Ч" на "Ш". Так, собственно, и родилось новое женское имя, которого, кстати, нет ни в одних святцах мира".

Как видите, здесь содержится категорическое отрицание реального прообраза персианки Шаганэ, ибо, по мнению писателя, такого имени нет, оно выдумано.

В архиве Есенина отсутствует автограф стихотворения "Шаганэ ты моя, Шаганэ Могут сказать, что автограф поэта с такой правкой или письмо его, подтверждающее принятую версию, имеются в частном хранении.

Но тогда почему же эти документы до сих пор не опубликованы для всеобщего сведения, почему о них не упомянуто в комментариях собрания сочинений Есенина? Может быть, Нариньяни основывается на воспоминаниях, опубликованных после смерти поэта? Но насколько автор смог выяснить из печатных материалов о Есенине, никто и никогда не сообщал то, о чем объявил читателям Нариньяни. Армянское " ", соответствующее латинскому "h", произносится по-русски как "г".

Так как имя мое сложное, то дома меня называли сокращенно Шагой. Для благозвучия я добавила "э" Шаган-э по аналогии с армянскими именами Каринэ, Маринэ, Гаянэ, Манэ и.

Есенин тоже употреблял оба эти имени: Письмо автору от 3 февраля года. Я не думаю, чтобы имя Шагандухт отсутствовало в святцах армянского католикоса и, следовательно, могло быть лишь у одной армянской женщины, о которой сейчас идет речь.

Усечение имени в целях благозвучия распространено в армянских семьях, об этом пишет сам С. Значит, заявление писателя о том, что такого имени "нет ни в одних святцах мира", также не соответствует действительности. Есть и вторая сторона вопроса. Но женщина, о которой писал Нариньяни, жива. Фельетон, конечно, не может вычеркнуть Тальян из списка живых.

История поручика Киже не повторяется в наше время. С волнением подходил я к дому, где жила эта женщина. Я стоял во дворе, как в каменном колодце, и, откинув голову назад, стремился угадать окна квартиры Шаганэ. Все они были запыленными, темными и не выдавали тайну. Предварительно я писал Тальян о своем приезде, а когда приехал, еще раз условился с ней по телефону о дне и часе встречи. Я знал ее по фотографиям времен Есенина, присланным вместе с воспоминаниями.

Теперь я знал ее еще и по голосу. И это было необходимо. Время обращается с человеком безжалостно и нетерпеливо, как ребенок с пластилином. Эту истину я понял до конца, лишь встретившись через тридцать лет с товарищем детских игр: Шаганэ нужно было назвать сразу, безошибочно, даже если бы при встрече она была окружена другими женщинами ее возраста.

Голос ее должен был помочь мне в. Но все эти приготовления оказались излишними. Я узнал Шаганэ Нерсесовну без всяких усилий, лишь только взглянул на женщину, открывшую мне дверь. Правда, время опушило снегом ее каштановые волосы, лицо не сохранило ту безукоризненную свежесть, какой обладают цветы ранним утром. Но лицо это было по-прежнему красивым и правильным, так же, как по-девичьи гибкой и подвижной осталась ее статная фигура.

Не посмело время коснуться и ее глаз. Их я узнал сразу: Шаганэ Нерсесовна протянула мне руку, мы поздоровались. Она познакомила меня также с дочерью, второй и последней обитательницей квартиры. Мы говорили, кажется, о Москве, Ереване, об общих знакомых. Потом пришла Екатерина Нерсесовна. Мне хотелось взглянуть на книгу с автографом Есенина, хранившуюся у Тальян. Шаганэ Нерсесовна встала, прошла в соседнюю комнату, вернулась обратно. Переплет ее был стар и потому очень изношен.

И тогда поэт увидел в ней черты душевной красоты, которые могли бы остаться незамеченными, если бы дело шло тем обычным порядком, когда взаимоотношения между ним и его поклонницами переходили известную грань и конец их становился однообразно повторяющимся.

Душевная чистота, предостерегшая Шаганэ от ложного шага при встрече с Есениным, помогла ей избежать ошибок и при записи воспоминаний. Без конца будут припадать люди к этому источнику нежности и красоты и восхищаться женщиной, ставшей прообразом для героини стихов.

Но воспоминания Шаги, записанные ею много лет спустя, также скромны и самозабвенны, полны той же душевной чистоты и верности, которые когда-то вдохновили поэта подарить миру необыкновенные строки любви. Впрочем, пусть судит читатель. На углу я заметила молодого человека выше среднего роста, стройного, русоволосого, в мягкой шляпе и в заграничном макинтоше поверх серого костюма. Бросилась в глаза его необычная внешность, и я подумала, что он приезжий из столицы.

Нашей непосредственной соседкой была массажистка Елизавета Васильевна Иоффе, которая дружила с нами, особенно с Катей. Она знакома была с Повицким, журналистом. В тот же день вечером Иоффе ворвалась к нам в комнату со словами: Есенин с Повицким были в это время у.

От нас и гостей в крохотной комнатке Иоффе стало невозможно тесно. После того как мы познакомились, я предложила всем идти гулять в парк. Больше подробностей этой первой встречи я не могу вспомнить.

На следующий день Есенин с Повицким опять зашли и предложили нам принять участие в литературном вечере, где мы могли бы встретить и других их знакомых.

Вечep должен был состояться на квартире Повицкого, в которой жил и Есенин. Было пасмурно, а море начинался шторм. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, заявив, что не любит такой погоды и лучше почитает мне стихи. Тальян, его попросили, чтобы сфотографировать для работы о Есенине, и не вернули. Конечно, я задала ему тут же вопрос: Он ответил, что это имя вымышленное. Тогда я не поверила, но много лет спустя поняла, что это было правдой. Всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками.

Цветы сам очень любил. Над стихотворением была надпись: Текст стихотворения состоял из четырех строф, как в первой публикации. Но Чаренц прибыл в Батум после отъезда Есенина в Москву. Есенин был добрым, чутким человеком. Тогда нередко встречались беспризорные, и, бывало, ни одного из них не оставлял без внимания: В такие минуты он вспоминал свое детство, говорил, что вот он тоже был когда-то ребенком, беспечно резвился и бегал.

Однажды, увидев беспризорных ребятишек, Есенин сказал мне приблизительно так: Однажды в конце декабря шел сильный снег — явление очень редкое в Батуме. На второй день Есенин приехал к нам на санях, оживленный, веселый, и мы отправились кататься по Махинджаурской дороге.

Мы впервые ехали на санях и, наверное, Есенин хотел показать нам, мне и сестре, всю прелесть этой езды. На полдороге он, извинившись, попросил разрешения сесть на козлы: Потом говорил, что ему нравятся лошади, запах навоза.

Животных он действительно любил. Увидит бездомную собаку, купит для нее булку, колбасу, накормит и приласкает. Глаза его в это время становились особенно ласковыми и добрыми. У Повицкого была собака, которую Есенин часто ласкал.

знакомство есенина и шагане тертерян

Когда я отсылала его писать стихи, он говорил, что уже достаточно поработал, а теперь отдыхает. Если он не встречался со мною на улице, то непременно приходил к нам домой.

Сергей Есенин. Критика. Женщины в творческой судьбе С.А. Есенина

Как-то я заболела, а сестра уходила на службу. Содержание этих разговоров мне не запомнилось, но можно отметить, что они были простыми, спокойными. Есенин взял себе на память мою фотографию, причем он сам ее выбрал из числа.

Это снимок года. Я снята в гимназической форме. На обороте карточки я своей рукой сделала надпись. Я попросила этого не делать, указав, что его стихи и так прекрасны и моя карточка к ним ничего не прибавит. Вечером, накануне отъезда, Сергей Александрович пришел к нам и объявил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно простился со мною, но не пожелал, чтобы я и сестра его провожали.

Писем от него я также не получала. Есенин есть и до конца дней будет светлым воспоминанием моей жизни. Еще немного воспоминаний Образ живой Шаганэ, детали обстановки, в которой состоялась встреча Есенина с ней, постепенно восстанавливались. Мне требовалось, чтобы современники записали лишь то, что наблюдали сами, чтобы отсутствовала взаимная консультация.

Если это достигалось и воспоминания сопоставлялись, можно было считаться с их достоверностью. Таким объективным и, следовательно, нужным стало небольшое фактологическое воспоминание Е.

Лебедевой Иоффенайти которую мне удалось с помощью Повицкого. Она знала о моих батумских поисках не больше того, что требовалось для первой встречи, и, слушая ее короткие рассказы о Есенине и Шаганэ, я имел возможность уточнять и ее воспоминания и те сообщения, которые уже мне были известны.

Вот что она пояснила: О приезде Есенина я узнала от Повицкого. Он сказал мне как-то, что приехал большой порт и, если я не возражаю, то зайдет с ним как-нибудь. Потом они действительно приехали вдвоем. На Есенине был серый костюм. Великолепные пепельно-золотистые волосы и почти серые глаза поэта производили сильное впечатление. Я познакомила поэта с Катрой и Шаганэ. Он стал часто у нас бывать.

Шаганэ была привлекательна, жизнерадостна и очень нравилась Есенину больше, чем Катра и я, вместе взятые. К тому же она была сердечна и мила, сильно любила поэта… Часто, указывая на Есенина, она восклицала: Есенин бывал навеселе, приносил с собой грузинское и шоколад. Мне это не нравилось, я говорила ему колкости. Другие воспоминания, с которыми частично тоже познакомится читатель, прислала Е. Дом, в котором я жила в Батуми,- написала Екатерина Нерсесовна,- находился против собора, окруженного великолепным парком, с красивыми аллеями и роскошными цветочными клумбами.

Расположен он был также в живописном уголке, а дворик его являлся сквером в миниатюре, благоухавшим цветами. Ко мне часто приезжали из Тифлиса сестры. Память о посещении одной из этих сестер, Ашхен,- групповая фотография.

Шаганэ ты моя, Шаганэ...

Двое малышей на этой карточке ныне кандидаты медицинских наук, третий — художник все они — мои племянники. Знакомство с Сергеем Александровичем состоялось для нас с сестрой в один и тот же день, у Иоффе. Часто Есенин с Повицким приглашали нас к себе, и каждый раз порт читал что-нибудь новое из своих произведений. Он говорил нам, что не любит повторять одни и те же стихи несколько раз, так как это отвлекает его от новых образов. Его произведения казались мне такими музыкальными, что я сказала ему: Ваши стихи чаруют, как пушкинские.

Он посмотрел на меня, ничего не ответил, но улыбнулся красиво и мягко. Однажды Есенин показывал нам свои фотографии, сделанные в Батуме.

Я попросила подарить одну из. Он выбрал ту, на которой Повицкий был снят с ним, мечущим камни в море, и тут же написал стихи. Помню, в них говорилось сначала о дождливом дне в этот день был дождьпотом приблизительно следующее: А тебе желаю мужа, С чувством, но без дара, Просто комиссара. После отъезда Есенина в Батум приезжал Чаренц, был на литературном вечере в нашей армянской школе.

За ужином Шаганэ рассказала ему о стихах, подаренных Есениным. Письмо автору от мая года. Кизирян не забыла прислать и план расположения комнат батумского домика. Он полностью совпал с тем вариантом, что был составлен тремя жительницами Батуми. С ее помощью был уточнен также и состав жильцов дома. Нонпарель Нариньяни Я рассказал, как была найдена героиня стихов Есенина.

Один за другим выступали перед читателем живые свидетели того времени, когда русский поэт Сергей Есенин и армянская учительница Шаганэ Тертерян встречались под зимним батумским небом. Журналист Повицкий, друг Есенина, живший в то время в одной с ним квартире, врач армянской школы Туманян и директор той же школы Месчан товарищи Шаганэ по работеучительница Арнольди, ее воспитанница Коломейцева, их бывшая домработница Шаняева, массажистка Е.

Иоффе соседи Шаги по квартире и, наконец, Кизирян, сестра Тальян, жившая с ней вместе в одной комнате в тот год, рассказали об этой встрече, взаимно дополняя друг друга. Сообщения их подтверждают и расширяют воспоминания Шаганэ. Необходима ли была такая длительная и тщательная проверка? Автор должен был позаботиться о полной объективности свидетельств и их взаимной увязке. Как показало будущее, это оказалось не лишним. Нариньяни рассказал о кичливых претензиях мещан обоего пола на причастность к прототипу образа персианки Шаганэ.

Справедливо высмеивая тщеславие обывателя, желающего втиснуться в собрание сочинений хотя бы одной строчкой, пусть даже нонпарелью, Нариньяни возводил вместе с тем в ранг аксиомы весьма спорные доводы. Одно из стихотворений цикла так и начиналось: Как видите, здесь содержится категорическое отрицание реального прообраза персианки Шаганэ, ибо, по мнению писателя, такого имени нет, оно выдумано.

Могут сказать, что автограф поэта с такой правкой или письмо его, подтверждающее принятую версию, имеются в частном хранении.

знакомство есенина и шагане тертерян